Архив


Уотсон, Харольдсон, Зиневич

Сентябрь 30, 2014

Эдуард Уотсон

  • Эдуард Уотсон родился в Варшаве и был католиком, но его английское имя не позволяет с полной уверенностью назвать его поляком. Несомненно однако, что он был не англичанином, а российским подданным, т.к. он отслужил три года в пехотных частях русской армии. В Западную Австралию он приехал в 1911 году и переквалифицировался из водопроводчика в мясника. Он поколесил по стране, побывал даже в центре золотодобычи в Калгурли.
  • Вступив в Австралийскую армию он оказался в 12 пехотном батальоне. Через пять дней после высадки в Галлиполи был ранен в голову, в июне вернулся в свою часть, но скоро рана дала себя знать и он снова был отправлен в госпиталь в Египте. Весной 1916 он был передислоцирован со своим батальоном на Западный фронт, где был вскоре ранен в руку в Позьере и репатриирован в Австралию.
  • К сожалению, его распространенное английское имя не дает возможности проследить его дальнейший жизненный путь.

Чарльз Херберт Харольдсон

  • Швед Чарльз Херберт Харольдсон при вступлении в Австралийскую армию заявил, что родился в Москве, однако несколькими годами раньше в натурализации он указывал, что родился в Лундхолмене в Швеции. Почему он вступил в армию как россиянин остается загадкой. Харольдсон был одним из ранних эмигрантов, приехав в Южную Австралию в качестве моряка в 1892 году. Через несколько лет он перебрался в Сидней и женился на австралийской девушке; к моменту вступления в армию он был вдовцом и имел четырех детей.
  • К этому времени ему было уже 42 года и его зачислили в специальное подразделение армейской обслуги в качестве денщика. На Галлиполи он получил пулевое ранение в ногу, но продолжал службу на Западном фронте, откуда в конце 1916 года был комиссован по болезни.
  • Его сын и полный тезка, Чарльз Херберт младший, родившийся в Австралии в 1899 г., вступил вслед за отцом в армию в 1918 г., но не успел попасть на фронт до окончания войны.

Павел Иосифович Зиневич

  • Павел Иосифович Зиневич из Больших Лескович в Гродненской губернии был первым белорусом, вступившим в Австралийскую армию. Его родственник, Леонид Корж из Березы, рассказывает, что в семье было пятеро детей, и когда Павел окончил Черняковскую двухгодичную церковно-приходскую школу, «денег на продолжение учебы не было, и он остался у родителей и пас скот у богатых людей. Перед первой мировой войной завербовался на работу, как тогда говорили, в Америку. За прошедшие годы его отсутствия было получено два письма, которые не сохранились». Сестра Павла Анна помнила о нем до самой смерти, и умирая, завещала своим родным узнать о его судьбе. Выполнить ее просьбу удалось только сейчас, когда я разыскала его родных в Беларуси.
  • В Канаде Зиневич провел три года, берясь за любую работу. В 1912 году он нанялся на корабль, на котором добрался до Сиднея. Здесь он сбежал в корабля и остался в Сиднее перебиваясь на разных работах.
  • В армии Павел воевал в 13 пехотном батальоне. В Галлиполи он продержался три месяца, был ранен в локоть и вернулся в свою часть только в ноябре 1915 г. Возможно у него были и другие ранения, поскольку вскоре после переброски с войсками на Западный фронт он попал в госпиталь с диагнозом перелом черепа. Командование его ценило и в конце 1916 присвоило чин младшего капрала.
  • В конце 1917 г. Павла отправили в Австралию, но теперь он был не один – в Англии осталась его невеста Ева, английская девушка из Кента. После окончания войны она решилась приехать к нему в Австралию, и в ноябре 1919 г. они обручились в греческой православной церкви в Сиднее. Хотя у них и не было детей, это был счастливый брак – 25 лет спустя они поместили объявление в газете, отметив четверть вековой юбилей своей совместной жизни.
  • После войны Павел работал носильщиком и продавцом. Выйдя на пенсию, в 1959 г. он перебрался с женой в Англию, поселившись на берегу столь любимого им моря в городке Хайклиф, где и умер в 1977 году отметив и золотой юбилей своей свадьбы.

Хилтунен, Валинкевич (Валюкевичюс)

Сентябрь 21, 2014

Сегодня наша история о двух моряках – финне и литовце.

Александр Хилтунен

  • Александр Хилтунен, финн из Выборга, прибыл в Южную Австралию в 1910 году на русском торговом судне «Соперник»; на корабле он работал кочегаром, но, как потом выяснили его австралийские друзья, он происходил из высокопоставленной семьи, о которой известно только, что его сестра, госпожа Траумен, жила в Петербурге, а ее муж служил лейтенант-полковником в русской армии. Добравшись до Австралии, с кораблем своим Александр сразу расстался и отправился путешествовать. Было ему всего 20 лет и ни денег, ни знания английского английского языка у него в активе не было. Добраться он сумел только до Порта Эллиота, за которым шли дикие, малонаселенные места. К счастью, голод довел его до того, что он решился показать знаками встреченной им женщине как он голоден. Сердобольная миссис Тригг тут же взяла незадачливого путешественника под свое крылышко, не только накормив, но и поселив в своей семье как сына. Научила она его и английскому языку и помогла найти работу. Когда четыре года спустя в далекой Европе разразилась война, Александр одним из первых вступил в армию. На вопрос почему он идет на войну, он ответил просто: «Австралийцы стали моими друзьями, Австралия теперь в беде и мой долг помочь ей!»
  • Служил Алекс в 12 южноавстралийском пехотном батальоне, участвовал в высадке в Галлиполи и почти сразу был ранен в ногу, но подлечившись снова вернулся в свой батальон. Однако и во второй раз прослужил он не долго. Заболев, он был направлен в госпиталь на острове Мудрос, где у него обнаружили острую форму туберкулеза, которым он очевидно заразился в военном лагере (это был не единственный случай). С Мудроса его перевезли в лондонский госпиталь, а оттуда в начале 1916 года вернули в Австралию и скоро отчислили из армии за полной инвалидностью. Алекс решил не обременять своими бедами добрую миссис Тригг и пытался продержаться сам, устроившись сторожем в Порт-Пири. Но вскоре все его военные сбережения были растрачены на докторов, а министерство репатриации не давало ему ничего, кроме мизерной пенсии. Только тут он решился обратиться за помощью к своим друзьям в Порт-Элиоте. Узнав где он, миссис Тригг немедленно забрала его к себе и ухаживала за ним до его последнего дня. Много лет спустя она рассказывала своей внучке Эмили, «как гордился Алекс цветами своего батальона и как благодарил меня за то, что я догадалась дать ему одеяло с этими двумя цветами – синим и белым».
  • В январе 1917 года Алекс умер. «Он завоевал уважение и признательность всех, кто знал его», говорилось о нем в некрологе местной газеты. Австралийцы не забыли своего героя – жители городка устроили концерт в его память и собрали деньги для установки памятника. Прошли годы, давно уже нет и миссис Тригг, но память об Алексе живет, и Эмили пишет мне: «Я заметила, что в его деле упоминается, что ему были выданы медали. В нашей семье его медалей нет. Я бы хотела узнать, что с ними сталось. Об этом меня просит мой брат, который служил в военно-морском флоте. Он хотел бы носить эти медали в память об Алексе на парадах анзаков, если это возможно, и если на эти медали нет других претендентов, то мы были бы рады иметь их». И на берегу океана в Порт-Эллиоте растет норфолкская сосна, посаженная его жителями в память о Алексе Хилтунене, русском финне, ставшем австралийцем…

Казимир Валюкевичюс

  • Литовец Казимир Валюкевичюс прибыл в Австралию в один год с Хилтуниным и, оставив свой корабль, отправился в Калгурли, на золотые прииски в Западной Австралии. Происходил он из Мариамполя (Капсукаса) на юго-западе нынешней Литвы, и в одном из документов был записан «русским поляком», однако из письма его жены, где его фамилия указана в литовской форме Валюкевичюс, литовское происхождение нашего героя кажется более вероятным. Надо сказать, что на долю его имени выпали непростые приключения. В армию он вступил как Казис Валинкевич (Walinkevic), но к окончанию службы его имя трансформировалось в Чарльза Волукавица (Volukawytz), и в 1924 году, когда военные чиновники пытались его разыскать, им пришлось провести целое расследование, чтобы воссоединить этих двух лиц в одного человека!
  • Как и Хилтунен, Казис участвовал в высадке в Галлиполи, был ранен 2 мая (в документах указывалось, что у него были шрапнельные шрамы на ноге и голове). Вернувшись на передовую, он был оглушен во время взрыва и к началу 1916 года практически полностью оглох и отправлен в Австралию.
  • В 1922 году в его служебном досье упоминается, что он находится в Лондоне, где получил финансовую помощь от австралийцев. Последним документом в его деле является запрос от его жены, остававшейся в Литве от 1925 года, которая все еще ждала его возвращения. Как сложилась их жизнь дальше – неизвестно.

Розберг, Синдеев, Саст

Сентябрь 2, 2014

Сегодняшние герои – финн и двое русских.

Эдвин Фердинанд Розберг

  • Эдвин Фердинанд Розберг, финн из Хельсинки, по профессии телефонный механик, поселился в Сиднее в 1906 году и к началу войны уже имел жену и двух сыновей.
  • На Галлиполи, вскоре после высадки, он был тяжело ранен в руку, но вернулся в строй и прослужил на западном фронте до августа 1918 года.

Николай Синдеев

  • Николай Синдеев, машинист, уроженец Сызрани, в 1909 г. был выслан из Петербурга за участие в политических митингах, и с Дальнего Востока в 1910 г. приехал в Брисбен. Надо сказать, что многие политические эмигранты в Австралии не поддерживали участие своих сограждан в империалистической войне, и вообще надеялись, что в конечном итоге эта война перерастет в гражданскую. Случай Синдеева показывает, что такая позиция разделялась далеко не всеми.
  • На Галлиполи он пострадал во время взрыва, почти оглохнув и был отправлен обратно в Австралию. Здесь следы его теряются – вполне возможно, что он вернулся в Советский Союз.

Александр Саст

  • На долю Александра Саста, русского моряка и мотомеханика из Одессы выпали особенно драматические испытания на Галлиполи. Вступая в Австралийскую армию он указал, что прослужил в русском военно-морском флоте 5 лет на Балтике, однако более вероятно, что он несколько лет проработал учеником в железнодорожных мастерских Одессы и покинул Россию, чтобы избежать призыва в армию. Приехав в Южную Австралию в 1912 году, он работал в мастерских Порт-Пири и Брокен-Хилла.
  • В армии он попал в 10 батальон. Вскоре после высадки он был ранен в ногу, отправлен в Египет на лечение и затем вернулся в свой 10 батальон. 18 июля он был послан на передний край окопа, чтобы подстрелить турецкого снайпера. Они вели перестрелку, пока Саста не ранил в ногу осколок снаряда. Он звал на помощь своих товарищей, но из-за грохота артобстрела они не могли его услышать, и Саст несколько часов пролежал на ничейной полосе, истекая кровью. Ночью перед ним появился турецкий солдат, который попытался прикончить его штыком, но Саст из последних сил схватил штык (на допросе Саст предъявил шрамы на ладони) и отвел удар. Увидев, что он ранен, турки перенесли его в свою траншею, а затем перевезли в свой госпиталь. Из госпиталя, после того, как его раны немного зажили, его перевезли в Скутари (Ускудар), где подвергли изощренным пыткам за то, что он отказался отвечать на вопросы о своей армии. Ему связали руки за спиной и подвесили на кольце на столбе так, чтобы ноги не доставали до земли. Через четверть часа он стал терять сознание. Его приводили в чувство и продолжали держать на столбе. Это продолжалось 4 дня. Затем его отправили в лагерь военнопленных, где они работали по 12 часов в день, получая горячую пищу лишь раз в сутки. В декабре их перевезли в Болгарию, где заставили копать траншеи под началом немецкого офицера.
  • Здесь Саст сошелся с болгарским солдатом («я легко понимал его, потому что его язык был как русский», рассказывал он), который хотел дезертировать из армии, перебравшись через Дунай. У Саста было припрятано несколько золотых монет, которые он пообещал болгарину за помощь. В январе они успешно бежали через замерзший Дунай в Румынию, где уже скопилось много дезертиров из болгарской армии. Переодевшись в гражданскую одежду, Саст добрался до Бухареста, где повстречал еще двух русских. Вместе они добрались до реки Прут, перешли ее с помощью проводника и оказались в России. Вскоре, меняя поезда, Саст был в Москве. Он был намерен вернуться в армию, но только в австралийскую; опасаясь, что английские чиновники сдадут его русским военным властям, он предпочел не обращаться в Британское посольство в Москве. Русским властям он тоже не намерен был объявляться, поскольку, как выяснил один из газетчиков, писавший о нем, в юности он бежал из России без паспорта, и теперь в глазах русских он был дезертиром, уклонившимся от воинской службы. Найдя на карте Архангельск, в котором к тому времени находились британские войска, и, подрабатывая по дороге на билет, в конце концов Саст доехал до Архангельска, где обратился за помощью к британскому консулу. Тот смог тайно посадить его на военный корабль, следовавший в Гуль. На протяжении двухмесячного путешествия Саст нес службу наряду в английскими моряками в качестве впередсмотрящего – сначала они опасались айсбергов, а потом немецких подводных лодок.
  • Из Гуля английские военные власти депортировали Саста в военную тюрьму. Наконец, в июне 1916 года он предстал перед следственной комиссией. Как ни невероятны были его приключения, ему поверили и направили сражаться в артиллерийскую часть во Франции. На Западном фронте он был почти до самого окончания войны. Здесь же он потерял зрение в одном глазу.
  • После возвращения в Австралию он женился на Шарлотте Элизабет, у которой уже было трое детей от первого брака, и работал механиком. Однако военные передряги оставили на нем свой тяжелый след – вскоре он потерял зрение и во втором глазу и умер в 1928 году в госпитале в Сиднее, когда отказало сердце.