Шестеро россиян из Рокхемптона

Апрель 2, 2015
  • 1 апреля 1915 года шесть россиян пришли на призывной пункт в Рокхемптоне записываться в Австралийскую армию. Двое из них были белорусами – Устин Гловацкий из Жабинки под Брестом и Андрей Жабинский из Борисова под Минском. Два украинца были из Киевской губернии – Николай Румянцев из Сабадаша и Иосиф Рудецкий из Сквиры. Русский Джордж Васильев был из Владивостока и осетин Томас Хабаев – из Хумалага на Северном Кавказе. Румянцеву – самому молодому среди них – было 23 года, Жабинскому – самому старшему – 28 лет. Трое их них – Гловацкий, Рудецкий и Васильев – уже успели послужить в русской армии. Все они приехали в Австралию с Дальнего Востока за год-два до начала войны, а профессии у них были самые разные: Гловацкий – повар, Жабинский – инженер, Рудецкий – шофер, Васильев – слесарь, а Хабаев и Румянцев – рабочие. Хабаев, прибыв в Мельбурн, последовал по пути, уже проторенному другими осетинами в Австралии: поработал на металлоплавильном заводе в Порт-Пири, затем в шахтах в Брокен-Хилле и Ньюкасле, пока, наконец, не отправился в Квинсленд. Все остальные сразу осели в Квинсленде, занимаясь работой обычной для иммигрантов: строя железные дороги, работая в шахтах и на рубке сахарного тростника. Рокхемптон, где они вступили в армию, был центром сахарной промышленности.
  • После вступления в армию, Гловацкий и Румянцев оказались в 9 батальоне, а все остальные в новосформированном 26 батальоне, и отправились вместе на фронт на кораблях «Асканиус» и «Карула». На Галлиполи они прибыли к сентябрю 1915 года, и хотя их всех не обошли стороной обычные хвори, такие как дизентерия и обморожение, ни один из них не был на Галлиполи ранен. На Западном фронте, куда их всех перевели в 1916 году, удача им изменила. В августе 1916 года, в бою за Позьер, Жабинский был отравлен газом и контужен, а Рудецкого ранило в левую руку. Десять дней спустя, в бою за Мокет Фарм, Румянцева ранило с ногу и в правую руку; в апреле 1918 года он был снова ранен в ту же руку. В мае 1917 года Хабаев был тяжело ранен в бою за Булекурт в грудь и в спину. Несмотря на ранения, Румянцев единственный из шестерки застал конец войны на фронте. Гловацкого отозвали с фронта в сентябре 1918 года и отправили в Австралию «по семейным причинам», а раненых Рудецкого и Хабаева отправили в Австралию в 1917 году по состоянию здоровья. Жабинский и Васильев получили увольнение из армии в Лондоне. Васильев поступил на работу в Русский промышленный комитет, находившийся в Англии, а Жабинский пошел работать на оборонное предприятие.
  • Рассказы Гловацкого о войне сохранила его дочь Барбара Джаго.
  • После войны след Васильева исчезает; все остальные вернулись в северный Квинсленд и некоторое время кочевали по его просторам в поисках работы. В 1920-х годах их жизненные пути разошлись. Рудецкий заболел туберкулезом, которым он заразился, вероятно, во время службы в армии. Поправляясь в санатории Станторп он познакомился с местной девушкой Агнес Бернс. Они поженились и имели шесть дочерей. В 1931 году Рудецкий умер в Долби. Жабинский, который не мог вернуться к своей жене, оставшейся в России, женился на австралийке Алисе Чапман, они поселились в Ньюкасле, где он работал слесарем. Румянцев, работая сезонным рабочим и докером, кочевал по Квинсленду и Северной территории до самой старости; он умер в Кэрнсе в 1974 году.
  • Томас Хабаев (его настоящее имя было Тембулат Дударкоевич Хабаев), после ряда лет кочевой жизни и работы на рубке сахарного тростника, решил вернуться на родину, в Осетию. На первых порах, как инвалид войны, он получал австралийскую пенсию через британское посольство. Когда во время второй мировой войны австралийское посольство было открыто в Советском Союзе, они попытались разыскать Хабаева и выяснили, что он умер в 1939 году. Теперь, когда русские архивы постепенно открываются, мы можем узнать больше о его трагическом конце: в 1938 году, работая слесарем в Беслане, он был арестован НКВД и умер в заключении во время следствия.
  • Устин Гловацкий в середине 1920-х годов нашел работу стюарда на кораблях курсировавших в Океании. В 1927 году он перебрался в Париж, а затем в Варшаву, где он работал смотрителем в банке. В Варшаве он женился на юной Стефании, и у них родились две дочери. Он возобновил работу стюардом на английских торговых кораблях, на этот раз в Атлантике; здесь его и застала вторая мировая война. Он прослужил в торговом флоте до конца войны, а семья его в Польше выдержала все ужасы оккупации. В 1945 году он смог вывезти их из Варшавы и отправить в Австралию, где родилась его младшая дочь Барбара, сохранившая историю семьи.