Розберг, Синдеев, Саст

Сентябрь 2, 2014

Сегодняшние герои – финн и двое русских.

Эдвин Фердинанд Розберг

  • Эдвин Фердинанд Розберг, финн из Хельсинки, по профессии телефонный механик, поселился в Сиднее в 1906 году и к началу войны уже имел жену и двух сыновей.
  • На Галлиполи, вскоре после высадки, он был тяжело ранен в руку, но вернулся в строй и прослужил на западном фронте до августа 1918 года.

Николай Синдеев

  • Николай Синдеев, машинист, уроженец Сызрани, в 1909 г. был выслан из Петербурга за участие в политических митингах, и с Дальнего Востока в 1910 г. приехал в Брисбен. Надо сказать, что многие политические эмигранты в Австралии не поддерживали участие своих сограждан в империалистической войне, и вообще надеялись, что в конечном итоге эта война перерастет в гражданскую. Случай Синдеева показывает, что такая позиция разделялась далеко не всеми.
  • На Галлиполи он пострадал во время взрыва, почти оглохнув и был отправлен обратно в Австралию. Здесь следы его теряются – вполне возможно, что он вернулся в Советский Союз.

Александр Саст

  • На долю Александра Саста, русского моряка и мотомеханика из Одессы выпали особенно драматические испытания на Галлиполи. Вступая в Австралийскую армию он указал, что прослужил в русском военно-морском флоте 5 лет на Балтике, однако более вероятно, что он несколько лет проработал учеником в железнодорожных мастерских Одессы и покинул Россию, чтобы избежать призыва в армию. Приехав в Южную Австралию в 1912 году, он работал в мастерских Порт-Пири и Брокен-Хилла.
  • В армии он попал в 10 батальон. Вскоре после высадки он был ранен в ногу, отправлен в Египет на лечение и затем вернулся в свой 10 батальон. 18 июля он был послан на передний край окопа, чтобы подстрелить турецкого снайпера. Они вели перестрелку, пока Саста не ранил в ногу осколок снаряда. Он звал на помощь своих товарищей, но из-за грохота артобстрела они не могли его услышать, и Саст несколько часов пролежал на ничейной полосе, истекая кровью. Ночью перед ним появился турецкий солдат, который попытался прикончить его штыком, но Саст из последних сил схватил штык (на допросе Саст предъявил шрамы на ладони) и отвел удар. Увидев, что он ранен, турки перенесли его в свою траншею, а затем перевезли в свой госпиталь. Из госпиталя, после того, как его раны немного зажили, его перевезли в Скутари (Ускудар), где подвергли изощренным пыткам за то, что он отказался отвечать на вопросы о своей армии. Ему связали руки за спиной и подвесили на кольце на столбе так, чтобы ноги не доставали до земли. Через четверть часа он стал терять сознание. Его приводили в чувство и продолжали держать на столбе. Это продолжалось 4 дня. Затем его отправили в лагерь военнопленных, где они работали по 12 часов в день, получая горячую пищу лишь раз в сутки. В декабре их перевезли в Болгарию, где заставили копать траншеи под началом немецкого офицера.
  • Здесь Саст сошелся с болгарским солдатом («я легко понимал его, потому что его язык был как русский», рассказывал он), который хотел дезертировать из армии, перебравшись через Дунай. У Саста было припрятано несколько золотых монет, которые он пообещал болгарину за помощь. В январе они успешно бежали через замерзший Дунай в Румынию, где уже скопилось много дезертиров из болгарской армии. Переодевшись в гражданскую одежду, Саст добрался до Бухареста, где повстречал еще двух русских. Вместе они добрались до реки Прут, перешли ее с помощью проводника и оказались в России. Вскоре, меняя поезда, Саст был в Москве. Он был намерен вернуться в армию, но только в австралийскую; опасаясь, что английские чиновники сдадут его русским военным властям, он предпочел не обращаться в Британское посольство в Москве. Русским властям он тоже не намерен был объявляться, поскольку, как выяснил один из газетчиков, писавший о нем, в юности он бежал из России без паспорта, и теперь в глазах русских он был дезертиром, уклонившимся от воинской службы. Найдя на карте Архангельск, в котором к тому времени находились британские войска, и, подрабатывая по дороге на билет, в конце концов Саст доехал до Архангельска, где обратился за помощью к британскому консулу. Тот смог тайно посадить его на военный корабль, следовавший в Гуль. На протяжении двухмесячного путешествия Саст нес службу наряду в английскими моряками в качестве впередсмотрящего – сначала они опасались айсбергов, а потом немецких подводных лодок.
  • Из Гуля английские военные власти депортировали Саста в военную тюрьму. Наконец, в июне 1916 года он предстал перед следственной комиссией. Как ни невероятны были его приключения, ему поверили и направили сражаться в артиллерийскую часть во Франции. На Западном фронте он был почти до самого окончания войны. Здесь же он потерял зрение в одном глазу.
  • После возвращения в Австралию он женился на Шарлотте Элизабет, у которой уже было трое детей от первого брака, и работал механиком. Однако военные передряги оставили на нем свой тяжелый след – вскоре он потерял зрение и во втором глазу и умер в 1928 году в госпитале в Сиднее, когда отказало сердце.