Данберг, Шатковский, Клешенко

Декабрь 1, 2014

Рудольф Данберг

  • Рудольф Данберг из Риги был, вероятно, немцем, по крайней мере его мать носила немецкое имя Фредерика Шульц. В Австралии до вступления в армию он работал в поселке Холиоак, к югу от Перта.
  • В составе 11 батальона он прибыл в Галлиполи 7 мая 1915 г. Через три месяца, 6 августа, он был ранен в руку вероятно в боях за плацдарм Одинокой сосны. После лечения в Египте он вернулся в Галлиполи и снова был ранен в голову. На Западном фронте он продолжал служить в том же батальоне. В июле 1917 г. он попал под суд за чрезмерное употребление алкоголя и наказан лишением платы на 40 дней. 20 сентября он был убит в боях за дорогу на Менин в Бельгии.
  • Его мать в Риге так и не была найдена, а миссис Мэри Шоу из Квинс парка около Перта, которой он завещал свое состояние, умерла вскоре после него в 1918 году.

Милитан Шатковский (Олдхам)

  • Милитан Шатковский родился в поселке Плятеляй на территории нынешней Литвы. Не смотря на польскую фамилию (отца его звали Иосиф Шатковский), он вероятно имел среди предков и немцев, т.к. во время регистрации в полиции в Антверпене, имя своей матери дал как Hürschulle Gerdt. Милитан в юности ушел в море и стал моряком. В Австралию он приехал незадолго до начала войны и в служил кочегаром на судах местных линий.
  • В армию он вступил в Сиднее и был зачислен во 2 батальон, с которым в феврале 1915 года прибыл в Египет. В числе сопровождающих он вернулся с очередным военным судном в Австралию (вероятно пригодился его морской опыт), но затем снова прибыл в Египет и был направлен в Галлиполи в сентябре 1915 г. Служба его там длилась не долго, т.к. он заболел. Почти год прошел в египетских и английских госпиталях и самоволках, в сентябре 1916 г. его послали на Западный фронт, во Францию. Он выдержал осенние бои, но после этого пошел новый цикл госпиталей в Англии, где он и познакомился со своей будущей женой Изабеллой Олдхам, работавшей медсестрой. Еще до женитьбы он решил поменять свою длинную польскую фамилию на английскую фамилию невесты и в феврале 1918 г. стал Милитаном Олдхамом. В Англии же он натурализовался.
  • В июле 1919 г. Милитан с женой вернулся в Австралию на военном корабле, в феврале 1920 г. родилась их дочь Сесили Ольга. Но жизнь их не сложилась и в конце того же года Изабелла с дочерью вернулась в Англию, где вскоре родился сын Милитана Иосиф Милтон. Тот факт, что она назвала мальчика в честь деда и отца возможно говорит о том, что она не теряла надежды на восстановление семьи. Этого не произошло, Изабелла вырастила детей сама, а после ее смерти в 1937 году пути их разошлись и они не встречались несколько десятков лет, пока внуки не стали заниматься исследованием своих корней. Один из внуков Изабеллы, кстати, Эндрю Луг Олдхам, был продюсером Роллинг Стоунз. Как выяснилось Изабелла почти ничего не рассказывала детям об их отце, они только помнили, что у нее была фотография солдата в широкополой шляпе. Только благодаря архивным документам внукам удалось выяснить историю своего деда, в которой все еще остается много белых пятен.
  • Он прожил всю жизнь в Сиднее, работая на подсобных работах в порту, очевидно его военные травмы не позволили ему вернуться к профессии моряка. Он умер в Сиднее в 1938 г., одной из причин смерти был алкоголизм. В свидетельстве о смерти в графе о жене и детях у него стоял прочерк… Очевидно он навсегда похоронил свое прошлое, о котором никто из его друзей так и не узнал.
  • Очерк на английском языке о жизни Милитана, написанный его внуком Майклом Олдхамом.

Иосиф Клешенко

  • Иосиф Клешенко из Дубно в Волынской губернии (ныне Украина), попал в Сидней в 1912 году в качестве моряка. Работал он сначала на карусели в Мэнли, а потом пароме, ходившем в Мэнли.
  • На протяжении войны он семь раз вступал в армию! В Национальном архиве Австралии дела о его службе собраны под фамилиями трех разных лиц, и только сопоставление подписей, физических примет, биографических данных позволило определить, что это один и тот же человек. Первый раз он вступил в армию как Джозеф Нойланд, русский подданный из Дубно. Заявку заполнял чиновник со слов Клешенко и когда тому надо было расписаться, он забыл, как он назвался, и старательно вывел подпись как Джо Нейман. Вскоре после этого он исчезает из армии, но через три месяца приходит записываться снова, на этот раз как Джо Клинитенко из Дубно. При третьем вступлении он подписался как Клестенко, однако чиновник записал его имя как Клешенко, и под этим именем собирались все последующие его служебные досье. В нескольких случаях его служба в армии кончалась тем, что у него отчисляли, обнаружив венерическое заболевание с формулировкой «услуги больше не нужны», но он продолжал подавать новые заявления. След от пулевого ранения на ноге помогал ему украшать свою биографию рассказами то о службе в русской армии, то в американской. Одно время эта рана была наследием русско-японской войны (не смотря на то, что во время этой войны ему было всего 12 лет), а потом она превратилась в рану, полученную в Галлиполи, куда он так и не попал.
  • Тем не менее во время седьмой попытки он добрался до Англии, где встретил свою будущую жену, 17-летнюю Этель из Манчестера. Вернувшись в Сидней и работая в порту, через месяц Иосиф Клешенко обратился с жалобой к премьер-министру Австралии Уильяму Хьюзу: «Я — британский подданный, родившийся в России, — писал он. — Я и еще одиннадцать русских отслужили в армии. Без всяких причин у нас конфисковали наши значки ветеранов… Нам сказали, что у многих австралийцев нет работы, а мы забираем у них их работу. Большинство из нас женаты на австралийках и имеют детей, и несправедливо отказывать в работе нам, воевавшим за короля и империю точно так же, как и австралийцы, и раненным в боях так же как и они, только потому, что мы родились в России. Из-за этого страдают наши австралийские жены и дети. … Я надеюсь, что Вы поможете нам. Никто нас не слушает. Потому что мы русские. Но мы знаем, что Вы, господин Хьюз, никогда не оставляли диггера [австралийского солдата. – Е.Г.] в беде. Мы верим, что Вы нам поможете». При всем его патриотизме власти подозревали его в большевистских симпатиях. До конца жизни он работал докером в порту.